Мессианский еврейский манифест, автор Давид Стерн

ГЛАВА 2

САМООПРЕДЕЛЕНИЕ

А. Почему мессианский иудаизм?
1. Доводы
Почему вообще должно существовать мессианское еврейское движение? Есть ли потребность в мессианском еврейском самоопределении? Не желая приводить исключительно собственные доводы, я бы хотел наметить пути обсуждения проблемы мессианского иудаизма.

Первые четыре причины подтверждают идею о том, что мессианский иудаизм является необходимым в свете Писания.

1). Концепция культурной целостности, выраженная Шаулем [Павлом], гласит: Евангелие не отвергает культуру, а действует через неё. В отношении еврейского народа эта концепция может быть отражена только через мессианский иудаизм.

2). Мессианский иудаизм подразумевается любым правильным учением о еврейском народе, который, будучи уникальным среди всех наций, является народом богоизбранным.

3). Мессианский иудаизм необходим для того, чтобы христиане-неевреи познали Божий план в его полноте.

4). Только мессианский иудаизм может обеспечить общинную, теологическую и идеологическую структуру, в рамках которой современный немессианский иудаизм сможет стать тем, чем он должен стать.

Следующая группа причин доказывает, что мессианский иудаизм полезен в достижении определённых законных целей, указанных в Писании.

1). Обеспечивая еврейскую среду для мессианской веры, мессианский иудаизм полезен для проповеди Евангелия евреям.

2). Он полезен, так как устремляет внимание Церкви на еврейский народ, позволяя христианам оценить еврейские корни своей веры и получить правильное представление о еврейской традиции.

3). Он полезен для служения евреям, принявшим Йешуа как Мессию.

4). Он будет свидетельством для мира: целительное воздействие Божьей любви на иудео-христианские отношения, проявляющееся через мессианский иудаизм, станет свидетельством для неверующих язычников.

Помимо отстаивания своего права на существование, мы должны создать позитивную модель того, кем мы являемся и кем должны быть. Эта позитивная модель не представляет собой нечто абстрактное. Впереди у нас славное будущее, но мы также имеем за плечами историю, и у нас есть община. Перед нами совершенный пример — Йешуа. И мы пребываем в постоянных отношениях с Богом, на личном уровне, как евреи, а также как члены Тела Мессии. Структура этих отношений определяется Словом; Писанием, которое не подчинено желаниям евреев или христиан, которые предпочли бы дать нам другое определение. Наша история, наша община, наше будущее, пример Мессии и Слово Божье — все это формирует наше самоопределение.

2. Оппозиция со стороны евреев

Однако существует и противостояние. Некоторые члены еврейской общины были бы не против, если бы наше движение не существовало вовсе. Принимая во внимание тот факт, что мы всё-таки существуем, они стараются исключить нас из своего общества, а иногда даже из своего сознания. Некоторые вообще отказываются признавать нас евреями; в действительности, это является общепринятым отношением, напоминающим поведение страуса. Если же нас и признают евреями, то плохими. В таких условиях вполне естественным является наше стремление показать, что наше еврейство подлинное, а сами мы имеем право на принятие. Тем не менее, нашей главной целью не является быть принятыми в среду наших братьев по плоти. Только знание истины, действие в соответствии с истиной и передача её другим, а также любовь к Богу, могут осуществить это.

3. Оппозиция со стороны христиан-неевреев

Христиане навязывают нам два способа взаимоотношений, которые являются взаимоисключающими и неприемлемыми для нас. Некоторые церкви пытаются ассимилировать нас по языческому образцу, отрицая наше право на выражение своего еврейства, часто это делается под знаменем уничтожения «стоявшей посреди преграды» между евреями и язычниками, которая была разрушена Мессией Йешуа (неправильно понимая Ефесянам 2:11-22).

Другие церкви воспринимают нас как нечто сверхъестественное — либо как странных христиан, «не совсем» христиан, либо как особенных христиан, находящихся под двойным благословением. Во втором случае нас выставляют на всеобще обозрение — нас просят «свидетельствовать» каждую неделю, а любой вопрос по Ветхому Завету немедленно переадресовывается «нашим евреям-христианам» — короче говоря, мы превращаемся в церковный еврейский «амулет».

В другом случае наше еврейство становится притчей во языцех, и, что важно заметить, суть еврейства определяется не нами самими, а язычниками из нашего окружения. Всё это часто направлено на то, чтобы обезличить нас и превратить в придаток других народов, вместо того, чтобь позволить нам быть самими собой.

Некоторые из членов Церкви доказывают, что мессианский иудаизм является заблуждением.

Вот шесть известных мне причин, обычно указываемых ими, а также мои опровержения:

1). Отделение: восстановление «стоявшей посреди преграды»

Мессианский иудаизм является формой сепаратизма внутри Тела, причём заявляющие так руководствуются такими местами, как Галатам 3:28 («Нет уже ни Иудея, ни язычника», сравните с Колосянам 3:11) и Ефесянам 2:14 (Иешуа «разрушил стоявшую посреди преграду», разделявшую еврея и язычника).

На самом деле, процитированные выше стихи означают, что евреи и язычники равны перед Богом в отношении спасения от греха, так же как мужчины и женщины. Ведь мужчины и женщины всё ещё существуют, равно как продолжают существовать евреи и язычники. Все они имеют определенные функции, обязанности и обещания в Божьем промысле. Более подробнее об этом в главе V, раздел Б.

2). Уже не еврей, а христианин

Некоторые говорят, что еврей, принявший Йешуа, уже не еврей, а христианин, и ему следует перестать придавать значение своему еврейскому происхождению.

Однако, еврейские верующие Нового Завета, такие как Шауль [Павел] и Кефа [Петр], продолжали признавать своё еврейство и свидетельствовать о нём на практике. Более того, в Новом Завете ничто не указывает на то, что верующие когда-либо называли мессианских евреев христианами, но об этом мы ещё подробно поговорим дальше.

3). Гордость за свое еврейство

Непозволительное сравнение с верующими неевреями. Мессианские евреи могут возгордиться тем, что являются одновременно природными и рожденными заново («свыше») членами Божьего народа. А христиан из неевреев они будут считать второсортными гражданами Царства Божьего и займутся тем, что Моше Розен, руководитель организации «Евреи за Иисуса», называет «этнопоклонством» (поклонением собственному народу, как идолу).

На самом деле, гордость действительно является грехом, и это касается не только мессианских евреев. Её всегда следует остерегаться, но риск не является причиной для запрета мессианского иудаизма.

4). Еретическое превознесение иудаизма

Некоторые говорят, что мессианский иудаизм переоценивает еврейство в ущерб истине и практике Нового Завета, становясь таким образом регрессивной или еретической формой христианства, подобной эвионитам (секта второго века не признававшая Шауля).

Конечно же следует избегать настоящей ереси, но эта опасность невелика. Хотя в диаспоре, где еврею всегда трудно сохранить своё еврейство в языческом обществе, действительно существует опасность, что еврейство заменит Йешуа в фокусе общинной жизни. Этот риск заметно уменьшается в Израиле, так как там еврейство воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Более подробно об этом говорится в главе VII.

5). «Иудействование»

Говорят, что мессианский иудаизм одобряет «иудействование», которое является ересью.

Но это неправда. «Иудействование» означает навязывание язычникам еврейского образа жизни (см. Галатам 2:11-15). Ересью является идея о том, что язычники не спасены до тех пор, пока они не начнут жить, как евреи. Однако поощрение евреев, а не язычников в том, чтобы они жили как евреи, не является «иудействованием». Вспомните, что Шауль не учил евреев прекращать делать обрезание своим сыновьям или оставлять Тору.(Деяния 16:1-3; 21:17-27)

6). Искусственный, не подлинный

Некоторые говорят, что мессианский иудаизм является искусственно созданным движением, он оправдан разве что в государстве Израиль.

На самом деле этот аргумент может возникнуть только в еврейской диаспоре как разновидность аргумента об отделении одних евреев от других. Но, видимо, Бог, желающий сохранить еврейский народ, отчасти осуществил это отделение, повелев евреям сохранять особую религию и особые традиции в тех языческих культурах, которые окружали их в рассеянии.

Для мессианского иудаизма культура большинства не обязательно должна быть еврейской, чтобы он мог стать подлинным, так как в диаспоре еврейская культура обычно является субкультурой. (Другими словами, мессианских евреев на определённой территории может быть меньше чем ортодоксальных евреев и язычников, но это не говорит о том, что прав тот, кого больше – прим. ред.) Тот факт, что субкультура не является преобладающей, не делает её менее реальной. Следовательно, еврейская форма мессианской веры, возникающая в субкультуре еврейской диаспоры, является вполне естественной.

Но я соглашусь с тем, что самое естественное место для укоренения мессианского иудаизма — Израиль, и к этому мы вернёмся в последней главе.



Б. «Мессианский еврей» — определения

1. Кто такой еврей?

Дать определение понятию «мессианский еврей» не так уж просто. Любой, кто знаком с государством Израиль, знает, что вопрос о том, кого можно считать евреем, постоянно возникает в политико-религиозной жизни страны, что вполне соответствует известному всем остроумному наблюдению «Два еврея — три мнения».

Согласно галахе (еврейскому религиозному закону), евреем является любой человек, рождённый от матери-еврейки или принявший иудаизм. В данный момент перед Израилем стоит вопрос, кто же имеет власть совершать обращение в иудаизм, которое будет признано светским государством. Ортодоксальный раввинат заявляет, что это могут делать только ортодоксальные раввины, в то время как представители консервативного и реформистского движений уверены, что эта привилегия распространяется и на их раввинов.

В то же время общепринятым фактом является то, что Библия прослеживает еврейство генетически по отцовской линии. Согласно этой теории, установление еврейства через мать началось во времена исторических беспорядков, когда еврейских женщин продавали язычникам как наложниц, в связи с чем могли возникнуть сомнения относительно того, является ли отец ребенка евреем. Однако можно также доказать, что даже в Библии еврейство зависело от матери. Некоторые из представителей реформистского движения смогли разрубить этот гордиев узел, считая евреем всякого, у кого хотя бы один из родителей является евреем.

Как и в большинстве случаев, здесь также возникают сложности с границами определения. Например, однажды я участвовал в служении «Церкви пятидесятнической святости» в Оклахоме. После служения ко мне подошла женщина, чтобы рассказать о себе нечто, казавшееся ей интересным, и поведала мне, что её бабка была «еврейкой» до того, как «приняла христианство». Внешность этой женщины, ее манера изъясняться и другие социальные особенности были точно такими же, как у христианок вокруг неё, но галаха гласит, что внучка еврейки является еврейкой, неважно, как она говорит или выглядит.

Давид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, однажды сказал, что евреем является любой, кто, почувствовав бремя, которое несут евреи, всё ещё считает себя таковым. Его остроумное замечание показывает, что существуют факторы, помимо национальности родителей, помогающие в определении еврейства: государственность, народность, этнич-ность, культура, социология, религия, история.

Эти слова также указывают на субъективную сторону еврейства, осознания себя евреем, в противоположность отрицанию или игнорированию этого факта. Следует ли нам называть евреем человека, чьи родители являются евреями? Или же этот термин относится только к тем, кто ещё и сам признаёт своё еврейство тем или иным образом? Обычно такое требование не выдвигается. Но мы ещё вернёмся к этой теме, давая ниже определение «мессианскому еврею», когда будем обсуждать вопрос христиан-неевреев, называющих себя евреями на основании определённых стихов Нового Завета.

Вопрос «кто такой еврей?» важен для мессианского еврея, желающего совершить алию (иммигрировать в Израиль) в соответствии с израильским Законом о возвращении, который гарантирует практически немедленное получение гражданства и многие льготы любому еврею из любой части света, приехавшему в эту Землю.

Для Закона о возвращении Израиль определяет еврея как «человека, рождённого от еврейской матери или принявшего иудаизм, не принадлежащего к другой религии». В израильских судах и доныне решается вопрос, исключает ли мессианских евреев фраза «не принадлежащий к другой религии».

Верховный суд постановил в 1978 году, что Эйлин (Эстер) Дорфлингер, верующая в Йешуа, рождённая от еврейских родителей и получившая крещение в церкви, преподанное ей священником, хотя и сохранила некоторые из аспектов еврейского культурного образа жизни, не может приехать в Израиль в качестве еврейки согласно Закону о возвращении. Другим важным примером является вердикт, вынесенный Верховным судом в 1989 году Гарри и Ширли Берес-форд из Зимбабве и Южной Африки.''



2. Что такое «мессианский»?

Не всякий, кого называют мессианским евреем или христианином, является таковым. В еврейских кругах термины «язычник» и «христианин» часто употребляются как взаимозаменяемые термины. Это вносит путаницу. Язычником является любой нееврей. А христианином — здесь дело обстоит несколько сложнее.

Протестанты тяготеют к определению «христианина» в терминах веры. Только «истинных верующих» можно считать христианами. Могут быть расхождения относительно того, кто является «истинным верующим», но следующее определение приводит нас к консенсусу: это человек (еврей или язычник), отвратившийся от идолов и неверия ради служения живому Богу через Мессию Йешуа, всем сердцем, душою и силой своею, принявший истину всей Библии — состоящей из Танаха [«Ветхого Завета»] и Писаний Нового Завета — и признавший Йешуа Мессией Израиля, искуплением своих грехов и Господом своей жизни.

Такое определение исключает «культурных христиан», выросших в христианских семьях, ходивших в церковь и воскресную школу, читавших Библию и принявших крещение, но не рождённых свыше, не посвятивших свои сердца жизни, соответствующей каждому слову Бога. Выражение «рожденный свыше», уже ставшее в Америке клише, взято из Йоханан [Иоанн] 3:3. С контекстом можно ознакомиться в Йн. 3:1-21.

Кроме того, оно исключает «номинальных христиан», которые разумом смогли постигнуть, что Йешуа является Мессией, прошли через все стандартные ритуалы и процедуры, могли даже пережить Божье исцеление; но святость никогда не входила в их жизнь — такая «вера без дел мертва». (Яаков [Иаков] 2:14-26)

Римские католики и наиболее старые восточные направления христианства, наряду с некоторыми из основных протестантских течений, дают христианину определение в терминах принадлежности к общине. Это во многом соотносится с тем, что подразумевают большинство евреев, говоря о чьей-либо религии. Легко понять, почему это происходит. Человек, чьи родители являются евреями, также еврей. Казалось бы тогда, почему бы тому, чьи родители христиане, не считаться христианином?

Окончательный ответ должен основываться на Писании, в котором определение даётся исходя из личной веры каждого. «Что мне делать, чтобы спастись?» — спросил тюремный страж-грек в Филиппах. «Веруй в Господа Йешуа, и спасешься...» (Деяния 16:30-31) Термин «спасенный» стал популярным в христианской среде. Для отдельного человека он означает «освобождённый от вины, прощённый в грехах, ставший частью процесса, при котором заканчивается власть греха над жизнью». Это значение, сокрытое для тех, кто живёт легкомысленно (обратите внимание на название книги психолога Карла Меннингера «Что же стало с грехом») судя по всему, было известно в древнем мире обычным людям, по крайней мере, тюремному стражу в Филиппах, задавшему вопрос. Когда евреи собрались в Храме, чтобы отпраздновать Шавуот, они задали практически тот же вопрос «Кефа [Петр] же сказал им покайтесь, и да будет каждый из вас погружён во имя Мессии Йешуа для прощения грехов, — и получите дар Руах ГаКодеш [Святого Духа]» (Деяния 2:38)



Церковь действительно является общиной, но только для людей, спасённых по вере, и это не может быть унаследовано от родителей.

Теперь осталось только сравнить термины «мессианский» и «христианин». «Мессианский» происходит от еврейского слова машиах, означающего «помазанный». «Христианин» происходит от греческого Христос, новозаветного перевода слова машиах, и означает то же самое, помазанный.

Мессианские евреи предпочитают первый термин. Для большинства евреев термин «мессианский еврей» более благозвучен, чем «христианин». Но более существенная причина состоит в том, что в Новом Завете термин «христианин», появляющийся там только трижды (Деяния 11:26, 26:28, 1 Кефы 4:16), очевидно, подразумевает язычников, верующих в Йешуа. Если это так, то выражение «еврей-христианин» несёт в себе внутреннее противоречие, но об этом ещё поговорим.

3. Кто такой мессианский еврей?

Итак, кто же такой мессианский еврей? Вот какое определение я дал бы, не задумываясь: человек, рождённый евреем или обратившийся в иудаизм, являющийся «истинным верующим» в Йешуа и признающий своё еврейство.

Это определение казалось бы включает тех, кто называет себя евреями-христианами. Однако более узкое определение исключает их, называя мессианскими евреями только тех, кто желает вести подчёркнуто еврейский образ жизни, то есть мессианскую жизнь в рамках Торы.

А вот более широкое определение охватило бы также даже ассимилированных евреев, которые не заинтересованы в признании своего еврейства или даже не приемлют его. Мы уже затрагивали этот вопрос ранее и пришли к выводу, что это не соответствует самому понятию «еврей». Но, возможно, требования к термину «мессианский еврей» совсем другие. Лично я думаю, что ошибочно присваивать звание «мессианский еврей» любому верующему в Йешуа, родителями которого оказались евреи. Возможно, если он не очень много размышлял о своем еврействе, его можно назвать «потенциальным» мессианским евреем. Но если он просто «убегает» от своей еврейской индивидуальности, называя себя «бывшим евреем» или «христианином, а не евреем», перед тем, как назвать его мессианским евреем, мне хотелось бы увидеть в нём хоть проблески еврейского самосознания. Таких людей, подобных Францу Розенцвейгу, можно отнести к категории «ещё нет».

Некоторые христиане-неевреи цитируют такие стихи, как Римлянам 2:28-29 «Еврей — тот, кто является таковым внутренне, и настоящее обрезание происходит в сердце, духовно, а не буквально» и такие стихи как Филиппийцам 3:3 «Потому что Обрезанные — это мы, поклоняющиеся Духом Божьим и хвалящиеся Мессией Йешуа» как основание для того, чтобы называть себя мессианскими евреями. Я считаю это ошибкой и неправильным толкованием Писания.

Нееврей, верующий в Йешуа и названный в Книге Деяний 11:26 «христианином», или возможно «христианином-неевреем», чтобы отделить его от «еврея- христианина» (ни тот, ни другой термин не встречаются в Писании), не является мессианским евреем. Хотя он может способствовать развитию мессианского иудаизма. Хотя он может любить мессианских евреев. Хотя он может чувствовать расположение к еврейским формам поклонения Мессии Йешуа. Хотя он может образно говорить о себе как о человеке с еврейским сердцем… Но если он не еврей, то он и не мессианский еврей и никакой другой.

Я думаю, для того, чтобы выделить его из среды язычников, не пришедших к вере в Бога Авраама, Исаака и Иакова, в то же время ассоциируя его с мессианским еврейским движением, можно называть его мессианским верующим.

Франц Розенцвейг (1886-1929), ассимилированный еврейский мыслитель, живший в Германии, обдумывал принятие христианства, пока не был привлечён к иудаизму красотой ортодоксального служения в Йом-Кипур, он стал одним из известнейших философов нашего века. Поскольку с детства он был воспитан в духе соблюдения еврейских обычаев, после возвращения в иудаизм его как-то спросили «Вы надеваете тфиллин?» Его ответом было «Ещё нет» (Для размышления если бы тогда существовал мессианский иудаизм, стал бы Розенцвеиг мессианским евреем?)

Время от времени мне доводится встречать верующих неевреев, которые утверждают «Бог сказал мне, что я еврей», и постоянно называют себя евреями. Откровение 2:9 осуждает тех, «которые говорят о себе, что они евреи, не будучи ими на самом деле», см. мои примечания к этому стиху в Комментарии к Еврейскому Новому Завету.

4. Псевдомессианские верующие

Пользуясь определением, данным выше, мы можем проанализировать группы, близкие к мессианскому иудаизму, но не являющиеся ими. Некоторые группы евреев, конкурирующие с мессианским иудаизмом, часто имеют замечательные особенности, но я бы отказался от них по определенным причинам.

Следующие позиции являются «слишком еврейскими» или «недостаточно мессианскими»:

1). «Открытые» евреи — евреи, желающие услышать о Йешуа и Евангелии, но не получившие спасения. Они могут хорошо отзываться о Йешуа, Новом Завете и верующих, но никогда не стремятся совершить шаг веры, необходимый для рождения свыше.

2). «Тайные верующие», остающиеся в еврейских общинах и не исповедующие свою веру в Йешуа публично. Я с уверенностью могу сказать, что эти люди не являются мессианскими евреями и не рождены свыше, ибо Йешуа сказал «Кто признает меня в присутствии других, того признаю я в присутствии моего небесного Отца. Но от всякого, кто отрекается от меня перед другими, отрекусь и я перед моим Отцом небесным».

3). Некоторые еврейские верующие чувствуют себя неловко в нееврейских христианских церквях, но поблизости нет мессианской еврейской общины. Они не посещают никакой церкви, но время от времени поддерживают отношения с подобными им людьми. При этом устраняются общинные аспекты нашей веры, достижимые только в окружении собрания мессианских евреев. Вера такого человека является мессианской, но его духовный рост замедляется в связи с тем, что он находится в стороне.

Следующие позиции могут быть охарактеризованы как «слишком языческие»:

1). Евреи, «оязычивающие» себя в христианских церквях, делающие всё возможное, чтобы утаить своё еврейство и «сойти» за язычников. Это явление было больше распространено в 18 и 19 веках, когда многие евреи считали крещение «пропуском в западную цивилизацию». Часто евреям, поступающим так, недостаёт истинной веры, так как основной мотив, движущий ими, — перестать быть евреем, а не прийти к Богу.

2). Фантик от еврейства. Часто христианских миссий, занимающихся работой с евреями, хватает только на обёртку еврейства. И то служение которым они занимаются, является языческим христианским подходом к вере, обёрнутым в еврейский фантик.

Недовольство некоторых представителей еврейской общины по поводу того, что христиане «неправильно используют еврейские святыни» для прикрытия своих попыток привести евреев ко Христу, чаще всего адресовано именно таким миссиям и церквям.

Проблема заключена в том, что миссионерам просто неизвестно, насколько еврейским является Евангелие в действительности и как можно выразить библейскую мессианскую веру поистине еврейским образом.

Это в свою очередь порождает обеспокоенность по поводу того, как же в действительности следует выражать свое еврейство:

1). Некоторые формы иудео-христианства, противопоставляемого мессианскому иудаизму (в узком смысле), стали косными. Хотя иудео-христианство с начала 18 века до 30-х годов 19-го столетия часто было столь же радикальным, каким сегодня считается мессианский иудаизм, некоторые люди, собравшиеся под этим знаменем, не идут в ногу с сегодняшней ситуацией. Вместо этого они канонизируют ранние подходы, бывшие более уместными, когда общество в целом и церковь в частности были менее открыты для идеи исповедания мессианской веры при сохранении еврейства.

Некоторые люди очень открыты для исследования любой возможности выразить мессианскую веру по-еврейски, но предпочитают термин «иудео-христианство» выражению «мессианский иудаизм».

2). С другой стороны, существует вполне реальная опасность, о которой говорилось ранее, заключающаяся в том, что человек настолько вооружается» еврейством, что начинает игнорировать основные истины Евангелия. Можно было бы ожидать это от людей, которые жили в духе соблюдения еврейских обычаев до того, как пришли к вере, но, по сути, это грозит не только данной категории людей. Часто это происходит с теми, кто не имел глубоких познаний в иудаизме до принятия Йешуа, кто чрезмерно увлекается еврейскими традициями, поставив их в центре своей жизни вместо Йешуа.

5. На 100 % мессианский и на 100 % еврейский

Основное положение этой книги состоит в том, что нет никакого противоречия между еврейством и мессианской верой. Вера в Йешуа, еврейского Мессию, — это один из наиболее еврейских шагов, на которые способен еврей. Еврейский верующий в Йешуа не сталкивается с необходимостью отказываться от своего еврейства в пользу мессианства или идти на уступки в своей мессианской вере в угоду еврейству.

Немессианские евреи могут попытаться убедить его в необходимости этого, как и некоторые нееврейские верующие, но и те и другие будут неправы. На протяжении всего Нового Завета мы видим, что евреи, уверовавшие в Йешуа, оставались евреями настолько, насколько они были таковыми до уверования. Единственная перемена, которой потребовала от них вера, заключалась не в уменьшении еврейства, но в увеличении святости. Итак, мессианский еврей не выбирает между тем, чтобы быть, скажем, на 80% христианином и на 20% евреем, или же наоборот, отнюдь — он может и должен считать себя на 100% евреем и на 100% мессианским верующим, а также пытаться отразить эту истину в своей жизни.

Когда я называю себя евреем и мессианским верующим, тем самым я отождествляю себя и с еврейской общиной, и с Церковью. Хотя в Новом Завете слово «Церковь» означает «Божью мессианскую общину» истинных верующих, оно также относится к институту, который часто включает в себя и номинальных верующих.

Для меня это создаёт проблемы. Вот одна из них: как я, мессианский еврей, должен относиться к преследованиям евреев со стороны Церкви? Если я действительно являюсь частью Церкви и остаюсь евреем, то составляю одно целое с гонителями и их жертвами. Что это может означать?

Вот возможный анализ:

1). Будучи жертвой, я очень негативно отношусь к преследователю — как еврей я чувствую горечь при мысли о том, что Церковь причинила моему народу за многие столетия.

2). Как мессианский еврей я благодарен Церкви, несмотря на её гонения, так как Церковь прямо или косвенно открыла для меня Мессию. Как мессианский евреи я могу простить гонителя (если он желает быть прощённым). То есть горечь, которую я мог ощущать по отношению к Церкви, будучи неспасённым, ушла благодаря тому, что Бог сделал для меня через Йешуа.

3). Но в то же время я являюсь и гонителем, ибо отождествление с Церковью как с гонителем является неизбежной частью того груза, который ложится на наши плечи с присоединением к мессианской общине. До какой бы степени я ни отождествлял себя с Церковью, я могу покаяться от её имени и желать прощения со стороны евреев. Но я не могу ожидать от них, неспасённых людей, желания простить меня.

У меня есть две шляпы, я являюсь частью двух общин, которые не в ладах друг с другом. Более того, пока среди евреев не произойдёт духовный сдвиг, дающий сердцам людей способность прощать, я не ожидаю, что «мы, евреи» простим «нас, Церковь».

Оцените сложность этой ситуации, которую я не могу избежать, хотя создал её не я, а история, ведь я — часть истории. Это не сводит меня с ума, скорее, я молюсь за обетованный день, когда весь Израиль спасётся, ибо только таким путём будет устранён конфликт между «мною, преследуемым» и «мною, гонителем».

6. Быть мессианским евреем — вызов

Пример, приведённый выше, свидетельствует о том, как непросто быть мессианским евреем. Потому неудивительно, что большинство из нас, мессианских евреев, плохо подготовлены к своей роли, которая является не только вопросом личной веры, но имеет также общественную подоплёку для двух великих сообществ, разделённых историей.

Цель этой книги состоит в том, чтобы помочь нам, мессианским евреям, понять, кем мы являемся и чего от нас ожидают. Мы должны лучше осознать свою еврейскую и мессианскую суть. Для нас недостаточно просто громко провозгласить о своём еврействе, если, подобно большинству мессианских евреев, мы не имеем должного еврейского образования и не участвуем в еврейской жизни.

Называя себя мессианскими евреями, мы должны согласовывать свои слова с действиями, показывая реальность нашего еврейства. Подобным образом, мы можем знать, что объединены с Мессией по вере, но если мы неспособны исполнять то, что заповедует нам Господь, и продолжаем ходить своими мирскими путями вместо того, чтобы избегать их, тем самым мы просто позорим Бога.

Мы желаем, чтобы наше мессианское самоопределение было принято немессианскими евреями и христианами-неевреями, но встречаем сопротивление.

Если мы попытаемся забыть, кто мы такие, и будем искать мирских удовольствий, наша совесть (с её еврейской и мессианской чувствительностью) просто не позволит этого. Мы обращаемся к своим братьям, мессианским евреям, но порой обнаруживаем поверхностность, самоизоляцию и обманчивую браваду. Есть общины, которые преодолели эту ступень в развитии, но, к сожалению, другие этого еще не сделали.

В любом случае, нас слишком мало, и мы пытаемся отреагировать хотя бы на свои собственные нужды (например, позаботиться о нуждающихся мессианских евреях, поддержать мессианских еврейских пасторов, помочь получить образование тем, кому оно нужно), поэтому часто нас не хватает ещё и на то, чтобы заботиться о других людях. Наши лидеры, хотя они и преданы своему делу, должны быть первыми в признании своих недостатков. Мы далеки от того, какими нам следует быть, и по стандартам еврейской общины, и по стандартам Церкви.

Мы говорим, что Мессия придал смысл нашей жизни. Но слова ничего не будут значить, если сопоставить их с узостью нашего видения в большинстве случаев. У нас очень глубокий кризис самоопределения.

Нам, мессианским евреям, нужна идеология и программа, направленная на выражение внутренней истины нашего самоопределения. Ибо мы на сто процентов евреи, и неважно, что кто-то не согласен с этим. Такова была ситуация для верующих первого века, и это не менее справедливо сегодня. Это Богом данная истина, невзирая на всю ложь, клевету и неверную информацию со стороны тех, кто пытается отрицать нашу истинную суть. Только от нас самих зависит подтверждение наших притязаний. В Мессии, в послушании Богу, через власть Святого Духа мы должны создавать видимую реальность, которая придаст вес нашей риторике.

«Хвалящийся хвались Господом», — читаем мы и в Танахе, и в Новом Завете. Поэтому мы должны «хвалиться» не своим еврейством, но Богом вселенной, посчитавшим необходимым действовать через народ, частью которого мы являемся. Также мы будем хвалиться не своим мессианством, но Мессией, который избрал себе людей из среды евреев и язычников. И, в-третьих, мы будем хвалиться не своей мессианской еврейской индивидуальностью, но Господом, сделавшим нас мостом между двумя разделёнными общинами, частью которых мы являемся, и вверившим нам труд, направленный на их объединение. Давайте посвятим себя исполнению своей обязанности при помощи присутствующей в нас силы Святого Духа, чтобы Мессия Йешуа и Бог Отец могли прославиться в объединённом народе Божьем.

В. Терминология

1. Альтернативы для термина «мессианский еврей»

Целый ряд терминов использовался и используется для обозначения евреев, верующих в Йешуа.

Вот те из них, которые пришли мне на память, а также моя реакция, вызванная ими:

1). Еврейский верующий. Расплывчатый термин, так как непонятно, во что или в кого верит этот человек. Ортодоксальных евреев и религиозных евреев из других течений также называют еврейскими верующими. Но если контекст ясен, этим термином можно воспользоваться, и я употребляю его на протяжении этой книги.

2). Мессианский верующий. Также не отличается определённостью. Хотя и ясно, что этот человек верит в Мессию, нельзя понять, еврей это или язычник.

3). Иудео-христианин. Более старый термин, датируемый девятнадцатым веком; сегодня он звучит немного странно. Тем не менее, этот термин важен, так как употребляется евреями, верующими в Йешуа, которые желают подчеркнуть превосходство своего христианства над своим еврейством. Некоторые могут использовать этот термин по инерции или в связи с тем, что он лучше известен в их кругах, или же в честь многих еврейских верующих, называвших себя так, а также чтобы не обидеть остальных христиан, которых может оттолкнуть термин, не содержащий слово «христианский». Термины «иудео-христианин» и «мессианский еврей» (в узком смысле) описывают различные течения или способы, с помощью которых евреи могут выразить свою веру в Йешуа.

4). Еврей-христианин. Хотя термин вполне понятен, учёные часто используют его в более узком смысле по отношению к евреям, принявшим Йешуа как Мессию в течение первых четырёх веков нашей эры. С одной стороны, этот термин нейтрален; однако, когда целью является подчеркнуть еврейство веры в еврейского Мессию, мудрее было бы не употреблять слов «христианский» и «христианин», которые Новый Завет относит только к верующим неевреям.

5). Совершенный еврей или еврей, достигший полноты. С принятием новозаветной истины еврей достигает совершенства, полноты в ветхозаветной вере. Традиционные евреи могут возразить против использования этого термина, так как он подразумевает, что их собственная вера является неполной и несовершенной; но термины говорят сами за себя, и смысл этого определения верен: иудаизм без Йешуа не столь совершенен и полон, как тот иудаизм, которым он станет однажды. Тем не менее, в связи с присущей ему тенденциозностью, а также некоторой неопределённостью, этот термин не очень подходит для нас.



6). Библейский еврей, то есть тот, кто следует всему, чему учит полная Библия, состоящая из Ветхого и Нового Заветов. Иногда это также подразумевает отказ от Устной Торы и учений раввинов как небиблейских учений. И снова этот термин выглядит неоправданно тенденциозным, так как евреи других направлений считают свои собственные течения основанными на еврейской Библии. Более того, многие мессианские евреи принципиально не желают отделять себя от раввинских традиций.

7). Еврей за Иисуса. Организация «Евреи за Иисуса», основанная в начале 1970-х и ставившая своей основной целью проповедь Евангелия еврейскому народу, получила это название от своих клеветников. Оно было настолько шокирующим, что просто «приклеилось». Его стали применять не только к этой организации, но и к десяткам тысяч евреев, верующих в Йешуа, но не являющихся её членами. Так как это название конкретной организации, то использование этого термина для движения в целом может создать путаницу. Более того, организация «Евреи за Иисуса» отличается особым стилем и подходом, которые не обязательно разделяются всеми еврейскими верующими в Йешуа.

2. «Мессианский еврей»: возражения и ответы

Термин «мессианский иудаизм» имеет документально подтвержденную историю, восходящую к 1895 году. Позже он был вновь использован Теодором Лаки в споре с Дэвидом Бэйроном приблизительно в 1911 году, затем появился в статьях журнала Международного Еврейского Христианского Союза в начале 1920-х годов. Однако широко он стал использоваться только в 60-х - 70-х годах, так как именно в этот период многие американцы занялись поиском своих этнических корней.

В конце 60-х Менни Бротман назвал свою организацию «Международное мессианское еврейское движение». В 1975 году Еврейский Христианский Союз Америки изменил своё название на «Мессианский Еврейский Союз Америки» (MJAA); это и стало водоразделом. С того момента использование этого термина теми, кто подчёркивает еврейскую суть веры в Йешуа, приобретает все большее распространение. Возникновение Союза Мессианских Еврейских Общин (UMJC) в 1979 году способствовало росту популярности этого термина.

Некоторые возражают против его употребления; тем не менее, я всецело за то, чтобы мессианские евреи проявляли инициативу в определении своей индивидуальности и использовании собственной терминологии. Что касается основного возражения против термина «мессианский еврей», выдвигаемого традиционными евреями (а иногда и либеральными христианами), я не нашел ничего лучшего, чем процитировать Дэниэла Джастера, первого президента UMJC:

"Термин «мессианский иудаизм» порицается в связи с его мнимой нечестностью; ибо хотя термин Мессия лингвистически предшествует греческому слову Христос — и, следовательно, вполне оправданно используется по отношению к евреям, верящим в то, что Мессия, Иисус, уже пришёл, — кто-то может заявить, что все ортодоксальные или признающие Ветхий Завет евреи являются мессианскими, так как они верят в приход Мессии, или, по крайней мере, в Мессианскую эру. Однако ни одно течение иудаизма или христианства не использовало термин «мессианский иудаизм» для определения своей сути. Как бы там ни было, смысл придаётся словам теми, кто использует их. Отсюда и эволюция языка.

Термин «мессианский иудаизм» приобрел свой смысл благодаря обычным людям, которые используют его. Придёт день, когда большинство евреев и христиан станут понимать его как термин... относящийся к тем евреям, которые следуют за Иисусом и сохраняют верность своему еврейскому наследию".

3. «Мессианский» или «мессианский еврейский»

«Вы были на мессианской конференции? Мы слышали там отличную мессианскую музыку». Говорящий ссылался на мессианскую еврейскую конференцию, но не потрудился сказать «еврейская». Так как термины «мессианский» и «христианский» часто считают синонимами, теоретически он мог описывать конференцию, не имевшую в себе ничего еврейского, например, христианскую конференцию, организованную христианами-неевреями для христиан. Подобно этому «мессианская» музыка могла оказаться концертом протестантских гимнов 19 века. Или же кантатами Баха и мессами Гайдна.

Я считаю себя в достаточной мере пуристом, чтобы ратовать за употребление слова «еврейский» в данной ситуации. Я хочу слышать его. Ведь люди, незнакомые с нашим движением, не уловят его сути, если слова «мессианский» и «еврейский» не будут сказаны вместе. Однако, возможно, это заранее проигранная битва. «Как бы там ни было, смысл придаётся словам теми, кто использует их. Отсюда и эволюция языка».

4. Являются ли мессианские евреи «христианами»?

Часть 1: «христианин» в Новом Завете.

Этот терминологический вопрос вызывает бурную реакцию. Люди с всевозможными скрытыми мотивами горячо настаивают на том, что мы являемся таковыми или же не являемся.

Ответ состоит из двух частей. Во-первых, поскольку слово «христианин» впервые было употреблено в Новом Завете, нужно изучить особенности его использования в первом веке. Но чтобы ответить на этот вопрос в двадцатом веке, необходимо произвести исторический анализ, чем мы и займемся в следующей главе. Итак, отложив подробное рассмотрение этого вопроса до конца главы III, мы исследуем значение слова «христианин» в Новом Завете.

Согласно Писанию, слово «христианин» не подразумевает еврейских верующих в Йешуа. Новый Завет называет их последователями «этого пути» (Деяния 9:2, 22:4; Синод. пер.: «сего учения») и «назарянами» (Деяния 24:5; Синод. пер.: «представителями Назорейской ереси»). Они являются природными ветвями дерева, к которому были привиты язычники (Римлянам 11:16-26), они изначальные члены сообщества, к которому были присоединены язычники (Ефесянам 2:11-16).

Новый Завет не называет еврейских верующих «христианами». Согласно Новому Завету, использование термина «христианин» распространяется только на язычников, верящих в еврейского Мессию, Йешуа.

Книга Деяний 11:19-26 повествует о том, как в Антиохии некоторые верующие язычники из Кипра и Киринеи не ограничились провозглашением Йешуа Мессией евреев, что было доселе нормой, но начали нести Евангелие и грекам. Многие из этих язычников уверовали в «христоса» (это греческое слово, являющееся эквивалентом еврейского «машиах»; оба слова означают «помазанный»). Очевидно, другие язычники в Антиохии слышали, как их друзья постоянно говорят об этом христосе и признают его своим вождём; поэтому они придумали слово христианой («христиане»).

Так термин «христианин» был изобретен неевреями для описания неевреев в нееврейской среде. Новый Завет ясно говорит нам, что «ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами».



Это слово появляется еще только дважды в Новом Завете. В Книге Деяний 26:24-29 Шауль [Павел], остававшийся некоторое время в Кесарии в ожидании суда императора в Риме, обратился к царю Ироду Агриппе и его суду. Шауль намеревался произнести тщательно продуманную речь в защиту мессианства Йешуа в рамках иудейского образа мысли, но был внезапно прерван римским правителем Фестом, воскликнувшим:

-Шауль, ты с ума сошел! Твоя учёность доводит тебя до безумия!



Ответом Шауля были слова:

- Нет, достопочтенный Фест, я не «сумасшедший»; напротив, я говорю слова истины и здравого смысла. Поскольку царь разбирается в этих вопросах, я свободно выражаю при нём свои мысли, так как уверен, что ничто из всего этого не было утаено от него. Ведь всё это не происходило где-то на задворках. Царь Агриппа, веришь ли ты пророкам? Знаю, что веришь!»

Утончённый царь Агриппа отреагировал на простоту Шауля (которая была здесь необходима в ответ на взрыв Феста) легкой насмешкой:

- За такое короткое время ты хочешь убедить меня стать «христианином»?

Вместо слова «назарянин» он использовал термин, более известный его придворным, хотя вряд ли многие из них понимали суть этой веры лучше, чем обычный человек сегодня понимает религию преподобного Муна.

Ни подтверждая, ни оспаривая использование слова «христианин» царем, Шауль отвечал предельно тактично, нейтрализуя насмешку своего собеседника и не умаляя этим серьёзности своего послания:

- Много ли на то понадобится времени или мало, мое желание перед Богом в том, чтобы не только ты, но и все слушающие меня сегодня стали такими, как я - не считая вот этих оков!

В третий раз слово «христианин» появляется в первом Послании Кефы 4:14-16: Если злословят вас за имя Мессии [христос], то вы блаженны, ибо Дух славы, Дух Божий почивает на вас: теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин [христианос], то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. (Синод. пер.)

Это послание адресовано «пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии и т. д.» (1 Кефы 1:1), то есть явно еврейским верующим, находящимся в диаспоре. Кефа говорит им, чтобы они не стыдились, когда люди (по контексту — злословящие) называют их «христианами». Они не должны вступать в споры относительно названия или отступать, оскорбившись. Напротив, они прославляют Бога, обращая обиду в возможность указать обидчику на Божью милость в Йешуа. Мы не видим на основе Писания, что еврейским верующим следует называть себя христианами, или что верующим язычникам следует называть еврейских верующих христианами; но если это имя применяется к ним как эпитет или просто по невежеству, еврейские верующие должны принимать это со снисхождением.

Я уверен, что эти рассуждения убедят не всех. Тем не менее, мой вывод заключается в том, что Новый Завет даёт мало оснований или же не даёт их вовсе для того, чтобы верующие называли мессианских евреев «христианами». Именно верующих язычников называли христианами, и это было результатом успешных усилий первых учеников, направленных на межкультурную проповедь Евангелия. Они переводили еврейские слова и идеи на греческий язык; и если бы они не делали этого, тогда слова «христианский» просто не существовало бы, а был бы только термин «мессианский».

Пересечение культур в первом веке не обязывает мессианских евреев двадцатого века использовать греческую терминологию для описания самих себя. Однако две тысячи лет истории повлияли на употребление терминов. Мы завершим это обсуждение после рассмотрения истории в следующей главе.


далее...