Римлянам - Еврейский Новый Завет, перевод и комментарии Давида Стерна

ГЛАВА 5
1. Итак, поскольку мы теперь считаемся праведными перед Богом благодаря нашей вере, будем пребывать в шаломе с Богом через нашего Господа Йешуа, Мессию.
2. Через него и благодаря нашей вере, мы имеем доступ к той благодати, в которой стоим; поэтому будем же хвалиться надеждой на участие в Божьей славе.
3. Но не этим только, давайте же хвалиться и нашими бедами; поскольку мы знаем, что беды вырабатывают терпение,
4. терпение вырабатывает стойкость, а стойкость вырабатывает надежду;
Стихи 1-4. Глава 5 развивает мысли, высказанные в 4:25. Стихи 1-2 говорят о прошлом, настоящем и будущем аспектах спасения.

Будем пребывать в шаломе (мире, чистоте, здравии) с Богом. Лингвистический анализ заставляет отдать предпочтение именно такому прочтению этой фразы, но некоторые рукописи гласят: «Мы имеем [или: «Мы продолжаем иметь»] шалом с Богом». Такое описательное утверждение тоже верно, но форма призыва и увещевания более соответствует контексту, поскольку ст. 2 поощряет нас хвалиться надеждой на участие в Божьей славе (а не её утратой, 3:23 и ком.), когда мы воскреснем, а ст. 3 поощряет прилагать усилие и хвалиться и нашими нынешними бедами (см. 8:18), потому что косвенно (ст. 3-4) они приводят к той же самой надежде, что и в ст. 2. Нельзя хвалиться собой (3:27, 4:20); мы хвалимся тем, что сделал Бог через Мессию Йешуа (1 Кор. 1:31 и ком.). 


5. и эта надежда не подводит нас, потому что Божья любовь к нам уже излита в наши сердца посредством Руах ГаКодеш, данного нам.
Эта надежда не подводит нас, буквально «...не заставит нас стыдиться» (ср. Псалмы 21:6, 24:21), что могло бы произойти с нами, имей мы ложную надежду; потому что Божья любовь к нам (ст. 8) уже излита в наши сердца посредством Руах ГаКодеш (Святого Духа), который отождествлён с Богом (2 Кор. 3:17-18 и ком.) и дан нам во исполнение ещё одного обещания (Иезекииль 36:27; Йн. 14:16,26; 15:26; 16:7,13; Деят. 1:8, 2:4). Это в свою очередь подтверждает нам, что Бог исполнит и обещание о нашем воскресении. Дополнительные свидетельства того, что Бог исполнит Свои обещания и не позволит нам разочароваться в своей надежде, можно найти в 8:31-39 и ком., ком. к 9:1-11:36. Глава 8 описывает роль Святого Духа. 

6. Ибо когда мы были беспомощны, в нужное время, Мессия умер за нечестивых людей.
В нужное время (ср. Гал. 4:4) Мессия умер за нечестивых людей, что предсказывается в 53-ей главе Книги Исайи (особенно ст. 6,12), и что подтверждает сам Мессия (Map. 10:45; Йн. 10:12,17-18; 1 Йн. 3:16). 

7. Редко кто в наши дни отдаёт свою жизнь даже за праведника, хотя, возможно, ради истинно доброго человека кто-нибудь всё-таки решится умереть.
8. Однако Бог проявляет свою любовь к нам в том, что Мессия умер ради нас, когда мы ещё были грешниками.
9. Потому, если сейчас мы признаны праведными благодаря его жертвенной смерти с пролитием крови, то насколько же более будем избавлены через него от гнева Божьего суда!
10. Ибо если мы примирились с Богом посредством смерти Его Сына, когда мы были ещё врагами, насколько же более будем избавлены посредством его жизни, теперь, когда мы примирились!
Стихи 9-10. Его жертвенной смерти с пролитием крови, буквально «его крови»; см. ком. к 3:25.

Истины, высказанные в 4:25, вновь упоминаются здесь, в этих двух стихах, при этом используется аргумент каль вэхомер (см. ком. к Мат. 6:30). Если смерть Йешуа исполнила столь великую задачу, то насколько же более осуществит это его жизнь! Аргумент подобного рода употреблён в Послании к Римлянам ещё в четырёх местах: ст. 15,17; 11:12,24; см. также ком. к 3:19. 


11. И не только будем избавлены в будущем, но уже и сейчас хвалимся Богом, потому что Он действовал через нашего Господа и Мессию Йешуа, через которого мы уже приняли это примирение.
12. Вот как это происходит: через одного грех вошёл в мир, а через грех - смерть; и таким образом смерть перешла ко всему человечеству, поскольку все согрешили.
13. Грех присутствовал в мире и до того, как была дана Тора, но грех не считается таковым, если нет Торы.
14. Однако, смерть господствовала от Адама до Моше, даже над теми, чьи прегрешения были не таковы, как Адамово нарушение прямой заповеди. Так Адам стал прообразом того, кто должен был прийти.
15. Но безвозмездный дар не таков, как преступление. Ибо если из-за преступления одного человека многие умерли, то насколько же более Божья благодать, то есть щедрый дар одного человека, Мессии Йешуа, преизбыточествует для многих!
16. Нет, безвозмездный дар не таков, как последствия согрешений одного человека; ибо от одного грешника произошёл суд, принёсший осуждение; а безвозмездный дар дан после многих преступлений и несёт оправдание.
17. Ибо если из-за преступления одного человека смерть господствовала через этого одного человека, насколько же более принимающие преизбыточную благодать, то есть дар вменённой праведности, будут править в жизни через одного человека - Мессию Йешуа!
18. Иными словами, подобно тому, как через одно преступление всё человечество было под осуждением, через один праведный поступок всё человечество признаётся праведным.
19. Ибо подобно тому, как через ослушание одного человека многие сделались грешниками, так же через послушание другого человека, многие сделаются праведными.
20. Тора же появилась, чтобы таким образом преступления стали умножаться; но там, где умножается грех, ещё более умножается и благодать.
21. Всё это произошло, чтобы подобно тому, как грех господствовал посредством смерти, благодать могла господствовать, становясь причиной праведности людей, чтобы им иметь вечную жизнь через Мессию Йешуа, нашего Господа.
Стихи 12-21. Это один из важнейших теологических отрывков в Библии, но в силу того, что на его основании христиане выработали учение о первородном (изначальном) грехе, он является одним из наиболее проблематичных для евреев. Являя собой стержень глав 1-8 книги Римлянам, отрывок опирается на 3:21-5:11, в которых провозглашается Божий путь оправдания людей через Йешуа (о чём впервые упомянуто в 1:17), и предвосхищает обсуждение в 6:1-8:39 того, как повлияло совершённое Йешуа на жизнь отдельного верующего.

Целью этих десяти стихов является не обсуждение доктрины о первородном грехе, а заверение в том, что Мессия действительно избавил нас от порабощения греху, полностью уплатив за всех нас плату за грех. Выражая эту мысль, Шауль проводит параллель между Адамом и Йешуа, между тем, как они повлияли на человечество (ст. 12,14,18-19,21). Он подчёркивает, что своим послушанием Богу Йешуа добился гораздо большего и лучшего, чем то, что навлёк на себя Адам в результате своего неповиновения Богу (ст. 15-17). При этом Шауль рассеивает всякое подозрение в том, что, приводя в пример этих двух людей, он приуменьшает значение Торы (13,20).

Весь же этот пример строится на предпосылке, которую Шауль принимает как аксиому, а именно: один человек, Адам, принёс грех и смерть всему человечеству (о роли женщины, Хавы [Евы], см. 1 Тим. 2:13-15 и ком.). В следующем абзаце я провожу анализ самого текста, а затем рассматриваю то, как он понимается в иудаизме и христианстве, и пытаюсь определить, какую позицию в этой дискуссии может занять мессианский иудаизм.

Через одного грех вошёл в мир, через Адама, ослушавшегося повеления Бога в Эдемском саду, запретившего есть плод дерева познания добра и зла (Бытие 2:17, 3:6); а через грех - смерть, потому что Бог определил смерть в качестве наказания за грех (Бытие 2:17, 3:19, 5:5). Возможно, если бы Адам не ел плодов дерева жизни, смерть существовала бы ещё до того, как он согрешил (Бытие 2:9, 3:22), но, вероятно, она не была бы непременной спутницей человека. И таким образом смерть перешла ко всему человечеству, поскольку все согрешили. Это означает, что, с одной стороны, из-за прегрешения Адама смерть приходит ко всякому человеку, а с другой стороны, всякий человек заслуживает смерти, поскольку каждый согрешил - тоесть каждый умирает за свой собственный грех, как говорит Книга Иезекииля 18:4: «Душа согрешающая, та умрёт».

Но суть моего дальнейшего исследования в этом примечании сводится к вопросу о том, как эти факты соотносятся друг с другом и как их можно использовать при объяснении существующего состояния человечества. Сам Шауль не стремится объяснить точный механизм того, как смерть перешла от Адама. Его цель - показать, почему смерть приходит к тем, кто сознательно не нарушал данного Богом повеления (ст. 13-14, основано на аргументе в 4:15). Так Адам стал прообразом того, кто должен был прийти, прообразом Йешуа (ст. 14), так как он имел непосредственное общение с Богом, нёс прямую ответственность перед Ним, а последствия его поступков передавались всем другим людям в будущем. Но между двумя этими людьми (ст. 15-17) существуют весьма значительные отличия, выявляемые посредством аргументов каль вэхомер (см. ком. к ст. 9-10). Иными словами: стихи 18-19 повторяют и развивают мысль, высказанную в ст. 12.

Сделаются праведными (имеется в виду провозглашение праведными перед Богом), ст. 19: употребление будущего времени предполагает непрестанный процесс обращения провозглашённой праведности в праведность фактическую (освящение; см. ком. к Гал. 2:16). Форма будущего времени могла бы указывать на то, что в грядущие годы многие уверовавшие люди будут провозглашены праведными, но она также может подразумевать полное освящение спасённых в будущем. 'Тора же появилась, чтобы... преступления стали умножаться' (ст. 20), см. 3:20, 4:15 и 7:7-25 об этой функции Торы, которую традиционный иудаизм склонен недооценивать.

Там, где умножается грех, ещё более умножается и благодать, см. 6:1 и далее, где проводится профилактика против использования этого высказывания в качестве оправдания греха. Стих 21 резюмирует предыдущий абзац, а также подводит итог всему сказанному, начиная с 3:21.

Прежде чем давать оценку доктрине о первородном грехе, мы должны определить, что же она утверждает на самом деле. Иначе мы обнаружим, что имеем дело с преувеличенным упрощением абстракций, вроде следующих: «иудаизм утверждает, что человек - грешник, потому что он грешит, а христианство - что человек грешит, потому что он грешник», «иудаизм заботит не то, откуда взялся грех, а то, как с ним бороться», «лишь христианство признает грех губительным; иудаизм считает его незначительным недомоганием». Подобные лозунги хороши только тогда, когда не хочется думать и честно рассматривать суть проблемы.

А) Суть доктрины о первородном грехе.
Анализ начинается кратким изложением содержания одного из вариантов доктрины о первородном грехе (которых можно насчитать, по меньшей мере, шесть); см. «Систематическую теологию» А.Г. Стронга, на которую я опираюсь в большей части этого примечания. Настоящая версия была разработана Августином (354-430 гг. н.э.); её немного видоизменённая современная форма включает в себя следующие пункты (возражения можно найти в разделе (Б) данного примечания):
1) Терминология. Понятие первородный (первоначальный) грех включает в себя два элемента: первородное осквернение, то есть грешное состояние, в котором рождаются люди, в результате чего они приобретают грешное естество, не позволяющее им делать то, что Бог считает добрым в духовном Смысле; и первородная вина, которая делает каждого человека достойным наказания и смерти с того момента, как он появляется на свет. Эти компоненты имеют отношение к понятию «первородный», потому что они
а) берут своё начало в первоначальном корне всего человечества, Адаме.
б) присутствуют в жизни каждого человека изначально (от рождения или ещё до него) и не являются только следствием подражания.
в) являются источником, внутренней первопричиной всех грешных склонностей и грешных дел, оскверняющих человека.

Однако здесь не подразумевается, что эти компоненты присутствовали, когда Бог сотворил человека по Своему образу и объявил Своё творение «хорошим» (Бытие 1:26-31).

2) На ком лежит ответственность за грех во вселенной? Несмотря на то, что Бог сотворил вселенную и всё что в ней, даже зло (Исайя 45:7), Его нельзя считать творцом греха, и Он не может нести за него ответственность. Грех зародился в мире ангелов, в Сатане (Противнике, показанном в Эдемском саду в виде змея); а в мир людей проник благодаря Адаму.

3) Что же может быть тем самым первородным грехом? Хотя формально грех Адама заключался в том, что он съел запретный плод, суть его состояла в отступничестве от Бога, в противлении Богу, в бунте против Его личности, в замене Божьей воли собственной волей. Адам сделал это, будучи движим гордостью, неверием, желанием быть подобным Богу (самопревозношение), находя нечестивое удовлетворение в том, что было запрещено. Именно это отступничество, которое и есть «тот самый» первородный грех, передалось от Адама к нам, и за него мы несём ответственность, а вовсе не за то, что Адам съел запретный плод.

4) Первородное осквернение. Слово «грех» означает не только фактические грешные дела, но также грешные склонности и грешную природу. Иметь грешную природу означает, что само естество человека испорчено и осквернено, так что человек вынужден развивать грешные склонности и желания, которые приведут его к совершению фактических грешных поступков, как только он достигнет того возраста, в котором будет нести моральную ответственность за себя. Это значит, что он находится в состоянии «абсолютной порочности». Однако из этого не следует, что грешник не имеет врождённого природного знания Божьей воли, что он лишён способности различать между добром и злом, способности восхищаться добродетелью, способности делать добро другим, способности совершать дела, производящие некое внешнее добро, или что всякий его поступок крайне зол. Скорее, подразумевается, что испорченность распространяется на всё естество человека, и никакой из поступков грешника Бог не сочтёт добрым, поскольку он не может быть мотивирован истинной, преданной любовью к Богу и желанием исполнить Его волю.

5) Передача первородного осквернения. Первородное осквернение передаётся от Адама к его потомкам посредством размножения. Рискуя оказаться банальным, я сравнил бы грех Адама с космическим лучом, проникающим в гены одного человека и вносящим непоправимую мутацию, полностью овладевающую естеством человека так, что всем его потомкам передается «дефектный ген», который порождает «греховное естество», и со временем все они умирают от этого «врождённого заболевания».

6) Первородная вина. Грех отступничества Адама послужил причиной того, что его осквернение передалось нам, но, кроме того, мы унаследовали и вину Адама, так что с самого рождения мы виновны и достойны смерти, которая является наказанием за наш собственный грех. Мы виновны по трём статьям. Во-первых, мы несём ответственность за сам грех отступничества Адама, несмотря на то, что мы не принимали участие в нравственном выборе Адама. Во-вторых, мы виновны в том, что обладаем греховным естеством, несмотря на то, что мы родились с ним и не выбирали его. Мы виновны, поскольку это естество подразумевает отступничество от Бога, а подобное отступничество подлежит осуждению. И, в-третьих, конечно же, мы виновны во всех грешных поступках, которые совершаем лично.

7) Передача первородной вины. Первородная вина не передаётся посредством размножения, но вполне законно распространяется на нас на том основании, что мы органически едины с Адамом. То есть хотя мы и не принимали личного участия в нравственном выборе Адама, когда он согрешил, мы присутствовали «в нём» (ср. Me. 7:9-10, где Леви «в Аврагаме» отдал десятину Малки-Цедеку). Ответственность за грех другого человека противоречит философским взглядам Гоббса, Локка, Руссо и отцов-основателей Америки, но в библейские времена была распространена идея о том, что грех одного человека способен повлиять на всю его семью или даже весь его народ; например, грех Ахана (Иисус Навин 7).

Даже сегодня американцы, путешествующие по другим странам, нередко попадают в ситуацию, когда их призывают к ответственности за решения, принятые их лидерами, за которых они, весьма вероятно, даже не голосовали. Лозунг «Янки, убирайтесь домой!» свидетельствует о том, что американский народ воспринимается как «органическое единство», хотя большинство американцев принадлежат этому единству не по собственной воле, а лишь потому, что родились гражданами США. Наше единство с Адамом, нашим естественным главою и отцом, становится причиной того, что его наказание совершенно справедливо распространяется на нас.

8) Смерть - наказание за грех. Наказанием за грех является смерть: смерть - это не просто естественное завершение человеческой жизни, а наказание. Смерть действенна в трёх сферах: физической, духовной и вечной. Физическая смерть ждёт нас в конце жизненного цикла. Духовная смерть - это отсутствие общения с Богом, отделение от Него, как это формулирует Книга Исайи 59:2: «Ваши грехи произвели разделение между вами и Богом вашим». И, наконец, если в течение жизненного цикла человек пребывает в духовной смерти, то после физической смерти такое его состояние подтверждается Богом и становится вечной смертью в Гей-Гиноме (в аду), то есть в вечном, необратимом отделении от Бога и всего доброго.

9) Средство против первородного греха. Существует лишь одно средство от осквернения и вины за первородный грех - доверие Богу, обращение от греха и от угождения самому себе к Богу, принятие Его воли, принятие жертвенной смерти Йешуа, не согрешившего, но заплатившего своей смертью за наши грехи, примиряющего нас с Богом и убирающего разделение. Наши собственные усилия, не основанные на доверии Богу через Йешуа, не способны избавить нас от первородного греха.

Б. Другие версии доктрины о первородном грехе.
Чтобы лучше уяснить, чем отличается версия доктрины первородного греха, высказанная Августином, от других версий, перечисленных Стронгом, мы рассмотрим их толкование стиха 12, породившего столь многочисленные мнения: «Смерть перешла ко всему человечеству, поскольку все согрешили».

1) Версия Августина утверждает, что мы рождаемся как с первородным осквернением (за что мы несём вину), так и с первородной виной, связанной с грехом отступничества Адама: «Смерть физическая, духовная и вечная перешла ко всему человечеству, поскольку все согрешили в Адаме, который является их естественной главой».

2) Версия косвенной ответственности (Плаций (1596-1665)), утверждает, что первородное осквернение, которое мы приобретаем при рождении, является причиной нашей вины, но мы сами не виновны в грешном проступке отступничества Адама: «Смерть физическая, духовная и вечная перешла ко всему человечеству, потому что все согрешили, так как все обладают порочным естеством».

3) Федеральная версия (Кокций (1603-1669)) утверждает обратное предыдущему, а именно: первородное осквернение, которое мы приобретаем при рождении, не является причиной нашей вины, но отступничество Адама вменяется нам в вину, поскольку он был нашим «представителем» в Эдеме, нашим «федеральным главой»: «Смерть физическая, духовная и вечная перешла ко всему человечеству, поскольку все были признаны грешниками».

4) «Новая Школа» (XVIII век. Новая Англия), утверждает, что первородное осквернение, приобретаемое нами при рождении, не может быть основанием для нашей виновности, а также что мы не несём ответственности за отступничество Адама, но становимся виновными лишь тогда, когда сами совершаем грешные поступки, а физическая смерть - это естественное явление: «Духовная и вечная смерть перешла ко всем, потому что все согрешили своими собственными делами».

5) Арминийско-методическая версия (Арминий (1560-1609) и Джон Уэсли (1703-1791)), утверждает, что, несмотря на то, что человек рождается порочным физически и умственно, его воля способна сотрудничать со Святым Духом, так что он виновен, лишь когда «подтверждает» греховность своего естества, совершая греховные проступки: «Физическая и духовная смерть передаётся всем нам не в качестве наказания за общий для всех грех в Адаме, но из-за того, что по божественному постановлению все испытывают на себе последствия этого греха, а также потому, что каждый человек лично подтверждает свою врожденную греховность, совершая грешные поступки».

6) Версия Пелагия (около 410 г. н.э.) утверждает, что человек рождается невинным и способным повиноваться Богу, но согрешает, беря пример с тех злых поступков, которые наблюдает вокруг: «Все люди навлекают на себя духовную и вечную смерть, греша по примеру Адама».

Я расположил эти версии в таком порядке, чтобы ближе к концу списка мы подошли к тому пониманию греха, которое наиболее приемлемо для традиционного иудаизма.

В. Возражения против версии первородного греха, выдвинутой Августином, и ответы на них.
Прежде чем перейти к изучению того, что говорят о грехе еврейские труды, я хотел бы рассмотреть некоторые возражения против версии Августина, самой «категоричной» доктрины о первородном грехе. Даже из того минимального количества альтернативных воззрений, которые приведены выше, становится ясно, что многие христиане, равно как и евреи, находят некоторые его постулаты неудобоваримыми. Список возражений с возможными ответами на них построен соответственно девяти параграфам раздела А, в которых излагается содержание самой доктрины.

1) Возражения по поводу терминологии. Я не указываю на таковые в этом кратком изложении. Тем не менее, иудаизм, строящийся на библейских и ближневосточных принципах мышления, предпочитает идти индуктивным методом - от частных примеров к более широким обобщениям; тогда как христианская теология, находящаяся под сильным влиянием греческих принципов мышления, склонна начинать с общих утверждений, а затем методом дедукции переходить к частным случаям. По этой причине еврейские мыслители чувствуют себя неудобно не столько из-за каких-либо конкретных терминов, сколько из-за самих методов, применяемых в теологии.

2) Возражения по поводу доктрины о том, что Адам породил человеческий грех:
а) Бог породил грех человека; если Бог сотворил человека способным грешить, то Он Сам является первопричиной греха.
Ответ: Логика этого постулата может показаться правильной, но здесь мы имеем дело с тем, что иудаизм, христианство, а так же светская философия называют парадоксом или антиномией. Писание весьма ясно говорит, что Бог абсолютно свят, Он не делает зла, и в Нём нет неправедности, Он не может быть искушён злом и никого не искушает творить зло, Он сотворил человека добрым, ненавидит грех и предусмотрел (в Мессии) избавление от греха (Второзаконие 25:16, 32:4; Исайя 6:3; Захария 8:17; Псалом 5:4, 10:5, 91:16; Иов 34:10; Лук. 16:15; Яак. 1:13). Кроме того, наша совесть свидетельствует, что за грех несём ответственность мы, а не Бог.

б) Сатан породил человеческий грех; он несёт ответственность, он первопричина.
Ответ: Христианство не принимает такую формулировку, которая либо снимает ответственность с человека, либо провозглашает существование независимого творца во вселенной. Христианство критикуют за дуализм, за провозглашение существования двух богов, один из которых (Бог) свят, а другой (Сатан) зол. Но христианство принимает весьма чётко преподанное Книгой Иова учение (Иов 1-2) о том, что действия Сатана тщательно контролируются Богом и что Сатан уже побеждён Мессией Йешуа.

в) Человек не несёт ответственности за грех, поскольку грех является всего лишь свидетельством ограниченности человека как творения.
Ответ: Нет, Адам мог бы и не согрешить, но он избрал такой путь. Мы также делаем свой выбор и несём за него ответственность.

3) Возражение, мотивированное неверным пониманием того, что же было «тем самым» первоначальным грехом: Грех Адама не был настолько значительным, чтобы карать его смертью.
Ответ: Это возражение было бы справедливым, если бы Адам согрешил тем, что просто съел плод, то есть совершил нравственно нейтральный поступок. Но, как уже говорилось выше, грех Адама заключался в том, что он ослушался единственного повеления Бога и таким образом отверг Божью власть, Его волю, саму Его личность, отступил от Бога и взбунтовался против Него, добровольно создав разделение, то есть смерть.

4) Возражения против идеи о первоначальном (первородном) осквернении и абсолютной порочности:
а) Такого явления, как первородное осквернение, не существует, поскольку грех - это не состояние и не набор склонностей, а фактические грешные поступки.
Ответ: И опыт, и Писания опровергают подобное ограниченное представление о грехе. Совесть обличает нас, и мы чувствуем себя виновными, когда видим свои грешные похоти и отчуждённость от Божьей святости, хотя и не совершаем при этом фактических злых поступков. Писание рассказывает о том, как Бог, глядя на человечество во времена, предшествовавшие Потопу, видел не только то, что «велико развращение человека на земле», но также что «все мысли и помышления сердца его были злом во всякое время» (Бытие 6:5).

б) Такого явления, как первородное осквернение, не существует, поскольку грех не может существовать до возникновения сознательного желания согрешить. Поэтому отступничество Адама, которое, конечно же, не было его сознательным намерением, не может быть подвергнуто осуждению; равно как и наше грешное естество и грешные склонности, не будучи намеренными, не могут быть подвержены наказанию.
Ответ: Здравый смысл и совесть подсказывают нам, что подоплёкой нарушения заповеди является восстание, бунт против Того, Кто её дал. Более того, мы чувствуем вину даже за те проступки, которые мы совершили непреднамеренно, и Писание предусматривает жертвы, которые необходимо приносить в подобных случаях (Левит 5:17). Псалом 18 указывает на уместность угрызений совести у людей, согрешивших неумышленно: «Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих [погрешностей] очисть меня», фраза противопоставлена следующему стиху: «И от умышленных удержи раба Твоего, чтобы не возобладали мною» (Псалом 18:13-14, Синод. пер.; также см. Псалом 50:8).

Это возражение основано на ошибочной предпосылке, что закон непременно должен быть опубликован или известен. Однако, если закон отражает принципы существования и обязывает естество человека сообразовываться с естеством Бога (поскольку человек сотворён по Его подобию), то требование праведных желаний от человека не произвольно, а совершенно обоснованно, так как это проявление праведного состояния. Стихи 13-14 подтверждают такое понимание.

в) Первородное осквернение существует, но оно не является абсолютным; оно влияет лишь на разум человека, его эмоции и тело, но не на его волю, поэтому человек сам может преодолеть свои греховные склонности. (Позиция Арминия; см. раздел Б (5) выше.)
Ответ: Человек не разделён на отдельные комнаты; гниение распространяется на всю личность. Хотя он и может совершать поступки, обладающие нравственной ценностью, что обычно познаётся лишь в сравнении с более низкими поступками, его дела не несут духовной ценности и не являют собой духовный капитал, который можно было бы записать на его счёт.

г) Конкретизированная еврейская форма предыдущего возражения: злая склонность (ецер ра) действительно существует, но она может быть преодолена и даже направлена на сотворение добра через исполнение Торы.
Ответ: Без Бога человек не способен сделать ничего доброго; он даже не может правильно исполнять Тору, хотя и способен исполнять определённые заповеди, поскольку без Бога он не может любить Бога. Исполнение Торы в наши дни подразумевает принятие Йешуа в качестве Мессии и капары (покрытия, умилостивления, искупления; см, ком. к 3:25) за наши грехи.

д) Доктрина о первородном осквернении и абсолютной порочности ведёт к неприемлемым последствиям, в том числе:
1) Она отрицает свободу воли - если человек обладает греховным естеством, которое вынуждает его грешить, то он не может иметь свободу, которая позволила бы ему сделать выбор и не грешить.
Ответ: Даже у грешника сохраняется свобода выбирать между худшими и лучшими поступками; более того, и важнее всего, - он свободен обратиться к Богу в покаянии и принять Божье средство исправления его положения. «Всякий, призывающий имя Адоная, спасётся» (10:33 и Деят.2:21, где цитируется Книга Иоиля 3:5 (2:32)).

2) Она нейтрализует любое воззвание к совести, удаляя необходимость в нравственном поведении.
Ответ: Нравственное поведение играет невероятно важную роль в поведении спасённого человека, как это видно в главах 12-15. Но для самого человека спасение важнее нравственного поведения, поскольку оно позволяет восстановить общение с Богом, привести собственные желания в соответствие с желаниями Бога. Кроме того, спасение не противоречит нравственному поведению - не надо жертвовать своим собственным спасением ради других людей (см. 9:2-4 и ком.). Совсем наоборот, только Божья благодать наполняет дела неспасённого человека определённой ценностью для других; честь принадлежит Богу, неспасённый человек, бунтующий против Бога, не заслуживает никакой похвалы.

3) Она превращает Божью заповедь 'уклоняйся от зла и делай добро'» в богохульную насмешку (Псалом 33:15, цитируется в 1 Кеф. 3:11).
Ответ: Бог действительно повелевает грешникам, неспособным делать добро, творить добро. Но смысл этого в том, что они должны отвернуться от зла и обратиться к Богу в покаянии, согласиться с тем, что Бог признаёт их праведниками лишь на основании того, что сделал для них Йешуа. Лишь после этого, веря Богу, они смогут творить добро, которое ожидает от них Бог.

4) Она придаёт большее значение Божьей благодати, нежели поведению человека.
Ответ: В каком-то смысле Божья благодать действительно превосходит поведение человека - ничто, творимое человеком без Бога, не способно заставить Бога признать человека праведным; по сути, сама идея противоречива. Он никогда никого не признаёт праведным вне великой благодати, явленной через Мессию Йешуа. Таким образом, Божья благодать и в самом деле имеет большее значение, чем поведение человека. Тем не менее, человек обязан, прежде всего, обратиться к Богу и начать доверять Ему и Его сыну Йешуа, а затем исполнять то, что Он заповедал. Божья благодать и поведение человека не являются ни альтернативными, ни взаимоисключающими понятиями; соотношение между ними можно сформулировать так: поведение человека должно проистекать из благодарности Богу за Его благодать (см. Еф. 2:8-10).

5) Она статична, она угнетает, поощряет апатию, отбивает охоту бороться с грехом.
Ответ: Борьба с грехом, лишённая доверия Богу через Йешуа, обречена на провал, поскольку, фактически, она является борьбой против Бога. Битва против греха, в конце концов, будет выиграна, но при условии, что она будет вестись в соответствии с Божьей стратегией и силами, предоставленными Богом. Жизнь без Бога действительно является статичной и угнетающей, а когда человек сам пытается вести борьбу против греха, то через некоторое время эта борьба должна обессилить его, сделать апатичным, потому что ни упорство, ни длительность в такой борьбе не способны привести человека к победе. Но как только человек принимает Божье искупление, желание исполнять Его волю становится более чем достаточным источником энтузиазма и эффективности в борьбе с грехом.

3) Возражения против передачи первородного осквернения путём размножения:
а) Генетический способ передачи греха слишком материалистичен.
Ответ: Современная теория наследственности говорит о передаче физических черт и психологических склонностей от поколения к поколению. Но термин «размножение» имеет более широкую сферу применения. В моем случае использование научного термина носит метафоричный характер, но не буквальный.

б) Если потомки Адама по наследству приобретают греховное естество, то и Мессия унаследовал от своей матери Мирьям греховное естество, и потому он не настолько безгрешен, как о нём говорят; либо его человеческое естество было иным, что делает его отличным от нас, а потому его умилостивление не может иметь силу.
Ответ: Хотя такое возражение не выдвигается иудаизмом, оно являет собой весьма серьёзный аргумент в христианской среде. Оно проистекает из положения Августина о том, что души людей не сотворены Богом индивидуально, но каким-то образом передаются от «первородного душевного вещества», которое Бог создал в самом начале. Это возражение не возникает при рассмотрении остальных версий доктрины о первородном грехе.

6-7 Возражения против идеи о первородной вине и о передаче её потомкам Адама:
а) Если Бог навязывает мне вину за грех, который я не совершал, Он не может быть ни честным, ни справедливым.
Ответ: Такова незамедлительная реакция большинства людей, несогласных с доктриной о первородном грехе в любых её формах, кроме версии Пелагия. Это возражение состоит из нескольких частей, которые можно рассмотреть по отдельности; на некоторые из них отвечают пункты (б-д). Здесь же я делаю следующие замечания:
1) Нужно ли искать более веское подтверждение нашего общего с Адамом естества, чем то, что мы узнаём о нём из повествования об Эдемском саде? Он был сотворён безгрешным, прекрасно знал и понимал единственную заповедь Бога и не был воспитан в среде, изобилующей примерами злых поступков. Смогли бы мы, имеющие врождённую порочность и изобилие примеров греха вести себя лучше?

2) Альтернативой может служить объяснение вменяемой нам вины не Божьим правосудием, а Божьей суверенной волей. Но в таком случае мы противопоставляем Божью суверенную волю Его справедливости.

3) Существует духовное единство с Мессией, обеспечивающее наше спасение, и оно считается справедливым (3:26); тогда, аналогично этому, физическое и естественное единство, послужившее причиной нашей виновности, также должно считаться справедливым. (См. больше об этом в пункте (б) и в конце раздела В.)

б) Органическое единство с Адамом - это всего лишь теоретический приём, но не доказанный факт, и потому нет оснований для вменяемой нам вины.
Ответ: На это возражение отчасти отвечает пункт (7) в разделе, описывающем суть доктрины; здесь мы добавляем, что грех носит самоизолирующий характер, обрывающий узы, соединяющие нас с другими. Люди чувствуют единение со своими семьями, коллегами по работе, народом или даже со всеми несчастными пропорционально глубине сострадания; если же их сострадание и чувство общности достаточно велики, они чувствуют своё единение со всем человечеством - включая Адама с его отступничеством. Обособившиеся и замкнутые люди считают себя ответственными только за свои собственные поступки, а люди с более развитым чувством общности отождествляют себя со всем человечеством. Большая часть еврейских молитв составлена от первого лица множественного числа; замечательный пример мы находим в Танахе, в Книге Даниила 9:1-19.

в) Человек не должен нести ответственность за греховное естество, которое породил не он сам.
Ответ: Совесть и опыт подсказывают, что мы несём ответственность за то, кто мы есть, даже если мы сами не являемся причиной такого состояния. Нести ответственность за греховное естество не означает быть обвинённым за внешнее злодеяние, содеянное другим человеком, о котором вы никогда не слышали; греховное естество не является чем-то внешним по отношению к нам, это наше собственное внутреннее «я».

г) Учитывая, что человек не может раскаяться за грех другого, грех Адама не может быть вменён нам, поскольку мы не можем раскаяться в нём.
Ответ: Это возражение можно отнести к пункту (3) выше, поскольку оно строится на неверном понимании сути греха Адама. Действительно, мы не можем раскаяться в том, что он ел запретный плод; но мы можем раскаяться в отступничестве от Бога, проявившемся как в его поступке, так и в нашем нынешнем состоянии. По сути, люди, обратившиеся к Богу с верой, постоянно находят в себе неожиданные тайники зла, скрывающие в себе отступничество и бунт, и это побуждает их к глубочайшему раскаянию.

д) Если мы ответственны за первый грех Адама, то нам надлежит отвечать и за все его последующие грехи, а также за грехи наших прямых предков. Но Библия отвергает такое предположение: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываем смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за своё преступление» (Второзаконие 24:16, Синод. пер.; см. также Книгу Иезекииля 18:1-4).
Ответ: Первый грех Адама, отступничество, не был подобен его последующим грехам или грехам других людей. Это первое отступничество человеческого естества произошло лишь однажды, и мы несём за него ответственность, поскольку это наше отступничество. Отрывки Книг Второзакония и Иезекииля применимы ко всем последующим грехам, поскольку речь идёт об индивидуальных поступках людей.

8) Возражения против идеи о том, что смерть является наказанием за грех:
а) Смерть - это не наказание, а явление природы.
Ответ: Можно много спорить о том, являлась ли смерть природным явлением для животных в Эдемском саду (где ни человек, ни животные не были плотоядными), но Книга Бытия 3:22 подразумевает, что Адам потенциально был бессмертным. Согласно Книге Бытия 2:17, Бог определил смерть как наказание за грех человека. И хотя нам трудно вообразить, какова была бы жизнь на земле, если бы все жили вечно, это не значит, что Бог не смог бы справиться с перенаселением, проблемами экологии и другими аспектами такого существования.

б) Наказание смертью непропорционально греху Адама.
Ответ: Если такое возражение мотивируется мыслью о том, что грех Адама был незначительным, смотрите мои ответы в (3)(а) и (7)(г); если имеется в виду, что нельзя наказывать за непреднамеренный грех, смотрите мой ответ в (4)(б).

9) Возражения против принятия жертвенной смерти Йешуа в качестве единственного искупления за первородный грех:
а) Тора определяет множество различных жертв в качестве приношений за грех и вину, но нигде нет повеления о первородном грехе, первородном осквернении или первородной вине. Поэтому нет нужды искупать такой грех или возмещать его.
Ответ: Вся система жертвоприношений способна лишь намекать на серьёзнейшее отношение Бога к греху. По милости Своей Он не востребовал от Адама незамедлительной физической смерти, но всё же Он совершил первое жертвоприношение, умертвил животное, шкурой которого прикрыл наготу Адама и Евы сразу после преступления Адама (Бытие 3:21). В непрестанном принесении жертв скрыт определённый смысл (Me. 10:1), как и в истории приношения в жертву Йицхака Аврагамом (Бытие 22) и в том, что Бог предпочёл животную жертву Авеля зерновой и/или овощной жертве Каина (Бытие 4:1-8). Видеть грехи и не замечать основного греха - значит видеть деревья и не замечать леса.

б) Как можно верить в то, что смерть какого-то человека, имевшая место две тысячи лет назад, изменяет внутреннюю суть человека?
Ответ: Спасение основано не на интеллектуальном признании фактов (Яак. 2:14-26 и ком.), но на полном доверии Богу в том, что Он уже нашёл решение основной проблемы человечества. По словам Шауля, именно «погружение в Мессию Йешуа» и «в его смерть» (6:3) спасает человека. Кроме того, согласно его объяснениям в главах 6 и 8, наше греховное естество не изменяется, но мы принимаем новое естество, любящее Бога и способное творить духовное добро.

в) Нет необходимости верить в Йешуа, достаточно верить в Бога. Ответ: «Бог, Который существует» (как говорит заголовок книги Фрэнсиса Шеффера) реально - это Бог, пославший Йешуа. Вера в Бога обязательно подразумевает веру в Его сына Йешуа. Верить в Бога, не веря в Йешуа и его искупительную смерть, - значит верить в бога своего воображения, но не в Бога Аврагама, Йицхака и Яакова. «Всякий человек, отвергающий Сына, не имеет и Отца, но тот, кто признаёт Сына, имеет и Отца» (1 Йн. 2:23 и ком.).

г) Мы можем победить грех исполнением Торы. Ответ: В данном историческом промежутке исполнение Торы подразумевает веру в Йешуа и его жертвенную смерть за нас. См. 10:4 и ком.. Ме. 8:6 и ком.

д) Мы можем победить грех добрыми делами.
Ответ: Хотя наши дела способны приносить внешнюю пользу другим и нам самим, Бог не будет считать эти дела добрыми по отношению к нашему духовному состоянию, если они не основаны на вере в Йешуа.

е) Если грех Адама передался нам наследственным путем, тогда праведность и вера в Йешуа также передаются нам наследственным путем.
Ответ: По наследству передаётся не личная вина, а лишь вина всего вида. Поскольку благодать, праведность и вера носят личный характер, они не передаются по наследству.

Наконец, существует возражение, связанное с самой выработкой доктрины о первородном грехе. Утверждается, что такой подход выходит за рамки ясных и чётких положений Писания и приводит нас в сферу абстрактных, излишних и ошибочных размышлений, которые заставляют нас тратить силы на поиски первопричин и источника греха, вместо того чтобы направить эти силы на борьбу с ним. Здесь уместно задать вопрос о том, почему христианство уделяет этой теме так много внимания, а традиционный иудаизм почти не говорит о ней.
Ответ: Ответ на вопрос о том, почему в христианстве столь развита доктрина первородного греха, можно найти в обсуждаемом нами отрывке Писания, в Поcл. к Римлянам 5:12-21, а также в 1 Кор. 15:21-22,45-50; в этих местах Шауль проводит параллель между Мессией и Адамом, показывая тем самым, что роль Адама в истории человечества гораздо значительнее, чем привыкли считать авторы, опиравшиеся только на Танах. Отвечая на вопрос о том, «как может смерть Мессии спасти нас», словами: «точно так же, как грех Адама убил нас», Шауль неизбежно сталкивается с ещё одной проблемой; «А как же грех Адама убил нас?»

Различные попытки христианской теологии ответить на этот вопрос обязательно «выйдут за рамки Писания», потому что Писание, хотя и даёт правдивую информацию, оставляет её неполной. Ответы же отличаются друг от друга, ведь, несмотря на то, что за решение этой проблемы брались лучшие умы, остаётся определённая доля неясности, поскольку все мы до сих пор «видим как бы сквозь тусклое стекло» (1 Кор. 13:12, Синод. пер.) Несомненно, теологией можно злоупотреблять, как и всем остальным; но правильное использование доктрины о первородном грехе заключается в том, чтобы помочь человеку понять, насколько грязным и нечестивым является грех и как важно бороться с ним с помощью Святого Духа, данного нам по причине нашего доверия Йешуа.

Г. Танах, иудаизм и первородный грех.
Правда ли, что концепция первородного греха «выходит за рамки Писания»? Посмотрим, что говорит Танах, не добавляя к этому ничего из Нового Завета. Книга Чисел 15:28 говорит о ненамеренных грехах; Левит 5:5-6 - о жертве повинности за «безрассудный грех», оплошность; Левит 4:14,20,31 - о жертве за «грех по ошибке»; а Левит 1:3 - о всесожжении за грех в целом, «чтобы получить благоволение у Адоная», никакая другая причина не приводится. В Псалме 18:13 автор умоляет Бога: «От тайных моих [погрешностей] очисть меня», и это даёт возможность предположить, что грех - это осквернение, растление, нечистота. Это подтверждается в Псалме 50:4: «Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня» (Синод. пер.), а также в Книге Левит 16:16,19, где на Йом-Кипур коген гагадоль должен принести жертву искупления за Святилище и очистить жертвенник из-за «нечистоты детей Израиля»; слово «нечистота» употреблено рядом со словами «преступление» и «грех». Концепция об оскверняющей силе греха описана в обстоятельном труде А. Бюхлера «Учения о грехе и искуплении в литературе раввинов первого века» (Studies in Sin and Atonement in the Rabbinic Literature of the First Century, New York: Ktav, 1967).

Книга Исайи 1:5 доказывает, что грех влияет на всё естество человека: «Вся голова в язвах, и всё сердце исчахло» (Синод. пер.). Книга Иеремии 17:9 говорит о том же: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено: кто узнает его?» (Синод. пер.) Кроме того, на основе этого стиха можно предположить, что грех сильнее способности человека понимать и тем более бороться с ним без Божьей помощи. Псалом 50:7 («Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» Синод. пер.), наряду с Книгой Иова 14:4 («Кто может произвести чистое из нечистого? Никто»), выступают в поддержку идеи о передаче первородного осквернения от поколения к поколению, так что всякий человек рождается в нём. Стихи, процитированные Шаулем в 3:10-18, наряду с 3 Царств 8:46 и Книгой Екклесиаст 7:20 (оба места приводятся в ком. к 3:23), утверждают, по крайней мере, что грех распространяется на всех.

Как мог иудаизм, имея в Танахе такое количество свидетельств в поддержку доктрины о первородном грехе, не принять её? Это произошло потому, что иудаизм придаёт больше значения тем отрывкам, которые подчёркивают свободу воли человека и эффективность нравственного поведения, например, Бытие 4:6-7 («И сказал Господь Бог Каину: почему ты огорчился? И отчего поникло лице твоё? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечёт тебя к себе, но ты господствуй над ним», Синод. пер.) и Второзаконие 30:15,19 («Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло... Избери жизнь, дабы жил ты». Синод. пер.). Но господствовать над грехом и избрать жизнь можно только в результате веры в Бога и упования на Его силу (1:17, где цитируется Книга Аввакума 2:4); такая победа невозможна без Бога и без Йешуа.

Пытаясь избежать любой ценой вывода о том, что вера в искупительную жертву Йешуа обязательна, иудаизм иногда создаёт почти карикатурный образ человека, полагающегося лишь на собственные усилия. Например, Труды Вайс-Розмарин в книге "Иудаизм и христианство: отличия", ведущей полемику с христианством, говорит: 'Еврей радуется, когда ему удаётся проявить силу воли в борьбе с искушением, не прибегая к посторонней помощи... Еврей приучен считать себя сильнее греха и той силы, что влечёт его к нему. Он обречен на успех в этой борьбе.' (с. 50-51).

Автор говорит, что еврей видит в грехе призыв к воодушевляющей победе над ним силой своей нравственности, в то время как христианство видит в нём неизбежность судьбы, от которой есть лишь одно избавление - пассивное принятие благодати через спасителя. Далее она делает вывод:
'Нет такого моста, который мог бы соединить два края пропасти, разделяющей еврейские доктрины о свободе воли и нравственном выборе и христианские догмы о «первородном грехе» и «благодати»' (c. 52)

Я надеюсь, мой комментарий показывает, насколько она не права, поскольку борьба без «посторонней помощи» будет неизбежно проиграна человеком, который предпочитает утвердить свою собственную праведность независимо от Бога (см, 9:30-10:10) и отказывается от помощи, предлагаемой ему Богом (10:21, цитата из Книги Исайи 65:2).

Я не вижу непреодолимой пропасти между традиционным иудаизмом и христианскими доктринами, но наблюдаю различную расстановку ударений, вызванную длительным конфликтом между Синагогой и Церковью. Это легко заметить, если мы обратимся к еврейским писаниям, не входящим в состав Танаха, например, к апокрифам:
'Не говори: «ради Господа я отступил»; ибо, что Он ненавидит, того ты не должен делать. Не говори: «Он ввёл меня в заблуждение», ибо Он не имеет надобности в муже грешном. Всякую мерзость Господь ненавидит, и неприятна она боящимся Его. Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его. Если хочешь, соблюдёшь заповеди и сохранишь благоугодную верность. Он предложил тебе огонь и воду: на что хочешь, прострёшь руку твою. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему... Никому не заповедал Он поступать нечестиво и никому не дал позволения грешить.' (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова 15:11-17,20)

Мессианский еврей согласится со всем, что здесь сказано, в том случае, если желание и намерение, ведущие к «воде» или «жизни», начинаются с веры в Мессию Йешуа.
Эти идеи нашли отражение и в Талмуде:
'Всё находится в руках Бога, кроме страха пред Богом.' (Брахот 33б)

'Всякий, кто пожелает оскверниться, найдёт, что все ворота открыты, а всякий, кто пожелает очиститься, сможет очиститься'. (Шабат 104а; ср. Отк. 22:11)

А также в «Мишне-Тора» Рамбама:
'Всякий человек может стать праведным, как Моисей, и нечестивым, как Иеровоам.' («О покаянии» 5:2)

Традиционный взгляд иудаизма таков, что человек, сотворённый по образу Бога, добр. «Бог мой, душа, которую Ты дал мне, чиста» (Брахот 606). Он имеет свободу воли и может избирать грех или праведность; он не подчинён «греховному естеству», вынуждающему его грешить. Вместо этого раввины выдвинули постулат о том, что всякий человек имеет ецер ра («склонность ко злу»). Библейским основанием такой идеи является Книга Бытия 6:5: «И увидел Адонай, что... все помышления сердца их склонялись (ецер) только к злу (ра) во всякое время», и Книга Бытия 8:21: «...ибо склонно (ецер) сердце человека к злу (ра) от юности его». Но они не видят в нём абсолютное зло. Мидраш Рабба представляет его как источник необходимой жизненной деятельности:
'Нахман сказал во имя раби Шмуэля: «И вот, весьма хорошо» (Бытие 1:31) относится к ецер ра. Но может ли ецер ра быть «весьма хорошим»? Удивительно, но да - если бы не ецер ра, человек никогда бы не построил дом, не нашёл бы жену и не стал бы отцом, не занимался бы трудом; как говорит Соломон: «Я размышлял над всяким трудом и успехом в делах и пришёл к выводу, что всё это происходит от соперничества человека с ближним его»' (Екклесиаст 4:4). (Бытие Рабба 9:7)

Не считая эту склонность сатанинской или всецело порочной, раввины пришли к выводу, что она может быть даже направлена на служение Богу. Сифре на Книгу Второзакония 6:5 («Люби Адоная Бога твоего всем сердцем...») говорит, что любовь «всем» сердцем включает в себя и ецер ра (см. об этом главу 7). Но ецер pa, в том её виде, как её понимают раввины, не может быть тем неисправимым злом, каким, по мнению Библии является грех.

Что касается роли, уделяемой иудаизмом Адаму, в материалах раввинов можно обнаружить отрывки, признающие его причастность к появлению греха и смерти на земле.

Раби Йосе говорил: «Если хочешь узнать о вознаграждении праведников в грядущем мире, обратись к примеру Адама. Ему была дана одна запрещающая заповедь. Он нарушил её, и смотри, как много смертей учреждено для него и для всех его поколений вовеки. Итак, что больше: свойство вознаграждения [буквально: добродетели] или наказания? Нет сомнений, что свойство вознаграждения больше. Итак, если свойство наказания, которое меньше, стало причиной многих смертей, то подумай о том, насколько же более человек, кающийся и постящийся в Йом-Кипур, приобретает зехут [оправдание] для себя и для всех своих поколений навеки». (Сифра 27а)

Если заменить фразу «человек, кающийся и постящийся в Йом-Кипур» словами «Мессия Йешуа», можно получить, фактически, утверждение Шауля в 5:14-19. См. также Талмуд, Шабат 55а-556.

Если мы выйдем за рамки иудаизма раввинов и посмотрим на утверждения апокалипсического иудаизма псевдоэпиграфов, входившего в систему иудаизма во времена Шауля и исключенного из него лишь через многие десятки лет, мы обнаружим идеи ещё более близкие к доктрине о первородном грехе. Рассмотрим 2-ю книгу Варуха 54:14-15,19, где Варух молится о раскрытии значения увиденного им видения:
'Только тот, кто не любит Тору Твою, гибнет; муки наказания ожидают тех, кто не подчинился Твоей власти. Ибо хотя и согрешил Адам первым и навлёк безвременную смерть на всех, всякий, рождённый от него, сам навлекает будущее мучение на свою душу; и каждый сам избирает будущую славу... Потому Адам не в ответе, разве только за свою душу, но каждый из нас стал Адамом своей собственной души.'

Ответственность за грехи лежит на каждом человеке, и всё же Адам является первоначальной причиной смерти. Эти идеи сформулированы также в 3 Ездры, откуда я привожу лишь короткую цитату из отрывков, имеющих отношение к этой теме:
'[Ты дал] Тору семени Иакова и Заповедь поколению Израиля, но не отнял у них злого сердца, чтобы Тора могла принести в них плод. С сердцем злым первый Адам преступил заповедь и был побеждён; так и все, рождённые от него. Таким образом, укоренилась немощь; Тора истинно находилась в сердце народа, но в сочетании со злым семенем; и отступило доброе, а злое осталось.' (3 Ездры 3:19-22)

Это очень похоже на то, что говорит Шауль ниже (7:7-25), но противоречит раввинской теологии, делающей ударение на способности Торы контролировать и побеждать ецер ра - «Тора стирает ецер ра подобно тому, как капля камень точит» (Талмуд, Сукка 526). Это истинно, если принимается во внимание тот факт, что сегодня Тора требует верить в Мессию Йешуа.

'От начала в сердце Адама было посеяно зерно злого семени; сколько нечестивых плодов производило оно до сего времени и будет производить, пока не наступит молотьба! Подсчитай сам: если одно зерно злого семени произвело так много нечестивых плодов, то когда будут пожаты бесчисленные колосья добрых семян, какое же огромное гумно понадобится, чтобы вместить их?' (3 Ездры 4:30-32)

Это напоминает отрывок из Сифры, процитированный выше. Сравните также Мат. 13:39.

'Кто из пришедших в мир не согрешил? Или кто из рождённых на земле не нарушил Твой договор? Теперь я знаю, что грядущий век несёт наслаждения немногим, но многим - мучение. Поскольку злое сердце выросло в нас, отдалившее нас от Бога, приведшее нас в погибель, научившее нас путям смерти, указавшее нам тропы погибели и удалившее нас прочь от жизни! И не с некоторыми это, но практически со всеми, кто был сотворён!' (3 Ездры)

Это ещё раз подтверждает то, что грех имеет отношение ко всем живущим; см. также Мат. 7:13-14, 20:16, 22:14.

'И ответил я: вот моё первое и последнее слово: лучше было бы, чтобы земля не произвела Адама, или чтобы Ты, произведя его однажды, удержал его от греха. Что пользы людям - в настоящем веке жить в печали, а после смерти ожидать наказания? О, что же сделал ты, Адам! Когда ты согрешил, то совершилось падение не тебя одного, но и нас, твоих потомков! Что пользы нам, если нам обещано бессмертное время, а мы творили дела, влекущие за собой смерть?' (3 Ездры 7:46-49)

Слово «падение» - эквивалент латинского казус, которое можно также перевести как «гибель», «разрушение». Во всяком случае, из всех еврейских писаний 3-я книга Ездры ближе всего подошла к утверждению о том, что все человечество участвовало в грехе Адама.

Наконец, Мидраш к Псалму 50:
'Исцеление приходит от Тебя [Боже]. Поскольку рана велика, наложите на неё большую повязку, как сказано: «Многократно омой меня от беззакония моего» (Псалом 50:4). Отсюда вы знаете, что всякий, кто совершает преступление, становится нечист, как будто он коснулся мёртвого тела и должен быть очищен иссопом. Так и Давид говорит: «Окропи меня иссопом, и буду чист» (Псалом 50:9). Был ли Давид на самом деле нечист и нуждался ли он в окроплении иссопом? Нет, но он совершил преступление, вследствие которого его душа была смертельно ранена. Так и в другом Псалме он говорит: «Душа моя во мне ранена смертельно»' (Псалом 108:22).

Осквернение мёртвым телом является самой тяжелой формой ритуальной нечистоты: здесь показано, что грех настолько же сильно оскверняет человека. Сравните отрывки Танаха об осквернении, перечисленные выше.

Д. Мессианская теологическая доктрина греха.
Я не предлагаю в этом примечании выработать подобную доктрину. Производя этот обзор, я ставлю перед собой задачу показать, что не существует единой, монолитной, фиксированной и утвердившейся христианской теологии греха; и что возражения евреев против доктрины о первородном грехе направлены скорее против формулировки, нежели против самого, правильно понятого, содержания доктрины; и что многие еврейские источники прекрасно согласуются с подходом Нового Завета к этой теме, даже если основное направление иудаизма игнорирует их в наши дни. Иудаизм делает ударение на силе воли человека, в то время как христианство концентрируется на Божьей благодати, но не являются ли оба подхода аспектами одной истины? Усилия, прилагаемые человеком, вне Божьей благодати неэффективны. Новый Завет призывает спасённых благодатью продолжать борьбу с грехом силой Святого Духа и творить добрые дела, предназначенные им Богом. Есть необходимость в мессианской теологической доктрине греха, которая справедливо отнеслась бы к традиционным еврейским взглядам, но и не удалялась бы от истин Писания, выраженных как Танахом, так и Новым Заветом. 


далее...



Римлянам:



Толкования и переводы:

Скачать Еврейский Новый Завет: .pdf

Последнее обновление: 27.05.2014

Радио EL-HI






 

<<<Чтобы вернуться наверх, нажмите на левый край страницы
Всё наше видео на YouTube.com

Иврит для начинающих t.me/kifakz

© КИФА, 2010-2018
Яндекс.Метрика